Статья 144. Недопустимость отмены усыновления по достижении усыновленным ребенком совершеннолетия

Отмена усыновления ребенка не допускается, если к моменту предъявления требования об отмене усыновления усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, за исключением случаев, когда на такую отмену имеется взаимное согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей усыновленного ребенка, если они живы, не лишены родительских прав или не признаны судом недееспособными.

Комментарий к Ст. 144 СК РФ

1. В соответствии с комментируемой статьей отмена усыновления — это судебная процедура, проведение которой допускается по общему правилу до достижения ребенком совершеннолетия. Исковое заявление об отмене усыновления, как следует из текста комментируемой статьи, должно быть заявлено до исполнения ребенку 18 лет.

Вместе с тем комментируемая статья предусматривает одно исключение из этого правила. При наличии таких условий, как: 1) взаимное согласие на отмену усыновления усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей усыновленного ребенка; 2) наличие в живых родителей усыновленного ребенка, которые ранее не были лишены родительских прав и не были признаны судом недееспособными на момент предъявления иска, отмена усыновления возможна и в отношении совершеннолетнего усыновленного.

Эти случаи действительно исключительны.

Особенность процедуры отмены усыновления в этом случае состоит в том, что возможные ответчики по иску заранее с иском согласны. Между тем законодательство не предусматривает иной специальной, в том числе внесудебной, процедуры отмены усыновления для такого случая.

2. Положения комментируемой статьи были проанализированы Конституционным Судом РФ по заявлению гражданки Ф., 1978 года рождения <1>. Она была удочерена отчимом с присвоением ей его фамилии и отчества. В 2007 г. Ф. обратилась в суд общей юрисдикции с заявлением об отмене удочерения, в котором в обоснование своих требований ссылалась на ст. 141 СК РФ, допускающую отмену усыновления в случаях жестокого обращения усыновителя с усыновленным, и на приговор суда, которым ее отчим был осужден за совершение в отношении ее преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (изнасилование несовершеннолетней), к пяти годам лишения свободы. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, Ф. было отказано в удовлетворении ее исковых требований со ссылкой на то, что даже при наличии установленных ст. 141 СК РФ оснований для отмены удочерения положения комментируемой статьи не позволяют удовлетворить требования достигшей совершеннолетия истицы без согласия усыновителя.
———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2008 г. N 1055-О-П «По жалобе гражданки Ф. на нарушение ее конституционных прав статьей 144 Семейного кодекса Российской Федерации».

По мнению Ф., комментируемая статья не соответствует Конституции РФ, ее ст. ст. 2, 15, 23 и 60, поскольку закрепленное ею условие отмены усыновления при наличии законных оснований — согласия усыновителя — по достижении ребенком совершеннолетия влечет недопустимое в правовом государстве ограничение конституционных прав усыновленного, в отношении которого усыновителем совершено преступление.

Как отметил Конституционный Суд РФ в своем Определении по данному заявлению, положения комментируемой статьи в системе действующего правового регулирования не предполагают отказ — по причине несогласия усыновителя — в удовлетворении требования об отмене усыновления достигшему совершеннолетия усыновленному, в отношении которого усыновителем было совершено преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего.