Статья 167. Ограничение применения норм иностранного семейного права

Нормы иностранного семейного права не применяются в случае, если такое применение противоречило бы основам правопорядка (публичному порядку) Российской Федерации. В этом случае применяется законодательство Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 167 СК РФ

1. Комментируемая статья содержит широко известную в международном частном праве оговорку о «публичном порядке». Введение оговорки о «публичном порядке» направлено на обеспечение правовой защиты от нежелательных последствий, к которым может привести применение иностранного семейного права к конкретному правоотношению. Таким образом, если согласно коллизионной норме подлежит применению соответствующая норма семейного права иностранного государства, но это противоречит основам правопорядка России, то такая норма не подлежит применению. Следует отметить, что применение данной оговорки должно осуществляться в отношении конкретной ситуации с учетом содержания подлежащей применению нормы иностранного семейного права. Возможны ситуации, когда отдельные нормы семейного права какого-либо государства в конкретном правоотношении вполне могут быть применимы и не могут быть отвергнуты на основании оговорки о «публичном порядке», а отдельные нормы законодательства этого же государства не могут быть применимы как противоречащие основам правопорядка.

Вместе с тем в российском законодательстве отсутствует определение основ правопорядка (публичного порядка). В судебной практике встречается достаточно неоднозначное толкование содержания определения «публичный порядок». Так, в Определении Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 26 мая 2000 г. N 5-Г00-59 указывается, что под публичным порядком понимаются, в частности, основы правопорядка, которые закреплены в первую очередь в Конституции и законах РФ. В Постановлении Президиума Верховного Суда РФ от 19 июня 2001 г. N 60пв-02 приводится более узкое по сравнению с вышеназванным определением определение публичного правопорядка. В названном Постановлении указывается, что нарушение публичного порядка подразумевает нарушение фундаментальных основ установленного в государстве правопорядка.

Наиболее удачной представляется формулировка содержания понятия «публичный порядок», содержащаяся в Определении Судебной коллегии Верховного Суда РФ от 25 сентября 1998 г., в котором говорится, что «вывод городского суда о противоречии решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации публичному порядку Российской Федерации признан неправильным», и далее указывается, что «содержание понятия «публичный порядок Российской Федерации» не совпадает с содержанием национального законодательства Российской Федерации. Поскольку законодательство Российской Федерации допускает применение норм иностранного государства (ст. 28 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 г. N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» <1>), наличие принципиального различия между российским законом и законом другого государства само по себе не может быть основанием для применения оговорки о публичном порядке. Такое применение этой оговорки означает отрицание применения в Российской Федерации права иностранного государства вообще. Под «публичным порядком Российской Федерации» понимаются основы общественного строя Российского государства. Оговорка о публичном порядке возможна лишь в тех отдельных случаях, когда применение иностранного закона могло бы породить результат, недопустимый с точки зрения российского правосознания» <2>.
———————————
<1> Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 32. Ст. 1240.

<2> Бюллетень ВС РФ. 1999. N 3.

2. Оговорка о публичном порядке должна применяться избирательно, с учетом всестороннего исследования и проведением сравнительного анализа подлежащих применению норм иностранного семейного права по отношению к российскому законодательству. Придя к выводу о невозможности применения нормы иностранного права в силу наступления последствий, противоречащих публичному порядку, суд должен определить, какую норму национального права либо иностранного законодательства необходимо применить вместо не подлежащей применению нормы. Механизм публичного порядка вводится в действие лишь после того, как суд, применив коллизионную норму, содержащую отсылку к иностранному праву, определит относительно конкретных правоотношений наличие противоречия между возможными последствиями применения иностранной нормы семейного права и основами правопорядка РФ. Как отмечал М.М. Богуславский, нормы иностранного права, допускающие полигамию, противоречат основным принципам российского семейного права, но это вовсе не означает, что полигамные браки, заключенные в стране, где они признаются, не могут порождать юридических последствий, признаваемых в нашей стране; нельзя, в частности, возражать против признания алиментных обязательств членов полигамной семьи <3>.
———————————
<3> Богуславский М.М. Международное частное право. М.: Международ. отношения, 1994. С. 95.

3. В части рассматриваемой оговорки о публичном порядке следует отметить, что в ст. 1193 ГК РФ также закреплена указанная оговорка, которая по сравнению с аналогичной нормой СК РФ предусматривает более детальное правовое регулирование. В частности, согласно названной статье ГК РФ подлежащая применению норма иностранного права не применяется лишь в исключительных случаях, когда последствия ее применения явно противоречили бы основам правопорядка (публичному порядку) РФ. В этом случае при необходимости применяется соответствующая норма российского права. Одновременно установлено, что отказ в применении нормы должен быть достаточно мотивированным, поскольку такой отказ не может быть основан только на отличии правовой, политической или экономической системы соответствующего иностранного государства от правовой, политической или экономической системы России. Соответственно, применение указанной оговорки не влечет обязательное использование применимой в конкретном правоотношении нормы российского права, поскольку ст. 1193 ГК РФ указывает на применение российской нормы только при наличии необходимости, которая должна устанавливаться с учетом интересов всех сторон правоотношения.

Комментируемая статья не связывает названные стороны условностями (исключительностью рассматриваемого случая; соблюдением оснований для отказа) в применении нормы иностранного семейного права, если ее применение противоречит основам правопорядка РФ.

При рассмотрении вопроса о применимости к семейным отношениям общих норм ГК РФ наравне со специальными нормами СК РФ следует учитывать, что СК РФ прямо предусматривает возможность применения гражданского законодательства к семейным отношениям по поводу личных неимущественных и имущественных отношений супругов, во-первых, если такие отношения не урегулированы семейным законодательством и, во-вторых, если это не противоречит семейным отношениям (см. комментарий к ст. 4 СК). Одновременно ст. 5 СК РФ допускает применение норм гражданского права к семейным отношениям по аналогии. Поэтому общие положения международного частного права, закрепленные в ГК РФ, в том числе о «публичном порядке», должны учитываться при рассмотрении затрагиваемых конкретным семейным правоотношением вопросов.

Следует также отметить, что определяющим фактором является именно выявление противоречия основам правопорядка РФ, что предусмотрено и СК РФ, и ГК РФ. Если будет установлено, что конкретная норма иностранного семейного права как противоречащая публичному порядку не может быть применена, как и иные нормы иностранного права, но только при установлении невозможности их применения как противоречащих публичному порядку, именно в этом случае проявляется исключительная ситуация и возникает необходимость применения соответствующей нормы российского права.